МРТ: снова о сосудах и атеросклерозе-2



ua3ndx


С нами с: 2014-07-04
Посты: 215
Кострома

 
     
2019-09-13 on 22:14
По опыту работы в «МРТ-Эксперт» г. Костромы

Литература: «Возможности МРТ», 2013г; «Сосудистые заболевания ГМ» 2012г; «Образы и формулировки по нозологиям» «МРТ-Эксперт» 2013г.
«Методическое пособие: «Головной мозг: формулировки по нозологиям (протокол и заключение), МРТ-Эксперт 2013г».

Продолжу тему с классификации встречающихся вариантов строения артерий мозга, теперь по проф. Р.М. Беленькой от 1979 года – см. скрин №01. Как хорошо видно из названия, создана она около 40 лет назад, в до МРТ-шную эпоху, и классифицирует те особенности строения сосудов головного мозга, которые в качестве патологии никогда НЕ рассматривались. А заумные термины вроде кинкинг и койлинг, соответственно, ещё не были изобретены западными учёными, потому и не существовало той проблемы в МРТ-диагностике, что если их называют патологическими уже в самом заглавии, то значит, эту патологию надо как-то лечить? – см. скрин №02.

Далее смотрите скрины №03—07 с образами и формулировками описания: снова везде какие-то сужения просветов и снижения кровотока; снижение интенсивности МР-сигналов; как вариант – участки стенотического сужения и снижения кровотока; признаки обеднения кровотока периферических сегментов. А также: отсутствие визуализации кровотока, и т.п. изменения, которые заранее бы должны приучить нас к той несложной мысли, что здоровых людей нет – есть просто недообследованные. А потому позволю себе процитировать несколько основных стандартных оборотов (мемов, как их называют в интернете) из этих шаблонов:

1. «Косвенные признаки нерезко выраженного снижения кровотока – снижения интенсивности МР-сигнала и сужения диаметра сосуда»;
2. «Участок локальной деформации левой ВСА – возможно за счёт экстравазальных факторов»;
3. «Дополнительная глазничная артерия – или артерия мозолистого тела»;
4. «Снижения интенсивности МР-сигнала/кровотока на всём видимом протяжении – вариант развития»; и так далее.

Легко заметить одну особенность, понятную для любого специалиста: эти косвенные признаки не указывают конкретно ни на одну патологию из всей Большой медицинской энциклопедии, равно как и сужение диаметра сосуда (например, норма для позвоночных артерий 0,15 – 0,38мм, разница более чем в два раза). Равно как и таинственные «экстравазальные факторы», которые всегда почему-то остаются за кадром. А по снижению этой самой МР-интенсивности мы практически не сможем отличить любой, т.н. вариант развития, от серьёзной патологии (типа атеросклероза, или неатеросклеротического сужения сосуда, включая всю приобретённую и врождённую патологию), поскольку выглядеть это всё будет одинаково. Ранее, в прошлых статьях, я уже приводил таблицу: «Неатеросклеротическое стенозирование и окклюзии артерий мозга» – напомню, это целых 16 серьёзных нозологий! – но ни малейшего проблеска дифф.диагностики там не заметил.

Более того, в одних описаниях атеросклероза идёт обязательная оговорка: в нативном Т2-ВИ режиме и FLAIR должны быть очаги хронической ишемии и постишемические лакунарные кисты, как последствия лакунарных инфарктов и микроинсультов; а также постстенотическое расширение сосуда. В других шаблонах эти нюансы напрочь отсутствуют – и как тогда эту патологию дифференцировать друг от друга? Если у авторов разных методических пособий свои представления даже о картинках, по которым ставятся эти заключения?

Поэтому, как я успел заметить, подобные таблицы в МРТ крайне не любят, потому что, чисто логически выходит, что все эти картинки можно заменить одним мемом: «Отчего-то вдруг всё сузилось, МР-интенсивно снизилось или окклюдировалось, а почему – ХЗ, мы не знаем». И присвоить ему определённый номер во всех протоколах, для краткости и лучшего взаимопонимания всех диагностов! Как в той истории про поручика Ржевского, когда господа офицеры, устав рассказывать одни и те же скабрезные анекдоты друг другу, просто присвоили им определённые номера. Как вы хорошо помните, главный герой получил-таки по мордасам от своей дамы сердца, ошибившись с номером анекдота; а потому вопросы унификации данных остаются крайне актуальными, даже в такой ситуации-))

В продолжение этой темы смотрим, например, скрин №07 – «Отсутствие визуализации кровотока по левой ВСА и глазничной артерии на всём видимом протяжении – susp. окклюзия на проксимальных уровнях», так что резонно задаться вопросом: а эта окклюзия – уже патология? Или всё ещё вариант нормы, типа многократно упомянутых экстравазальных факторов? (или ещё один вариант дипломатии, когда мы сами не знаем, с чего это данный сосуд вдруг решил сузиться, т.е. попросту говоря «окклюзироваться»). Да, и ещё, разумеется, в каждом втором шаблоне обязательный пункт: «извитость/гипоплазия/дилатация V4 сегмента левой/правой позвоночной артерии», как-будто без этого пункта диагноз будет неполон. Разумеется, невзирая на все прежние классификации сосудов, где гипоплазия относится лишь к варианту строения, а не патологии сосуда.

Далее снова упоминается «целый ряд врождённых и приобретённых заболеваний», которые могут приводить к стенозированию просвета сосуда и развитию НМК (те самые 16 позиций и нозологий, которые я упоминал в прошлой статье); и без малейшего намёка на хоть какую-то дифф.диагностику с атеросклерозом – см. скрин №08.
Упоминается далее и сам атеросклероз – см. скрин №09 – как «мультифакториальный системный патологический процесс» (интересно, так и надо писать в заключении?). Но с обязательной оговоркой: в нативном Т2-ВИ режиме и FLAIR должны быть очаги хронической ишемии и постишемические лакунарные кисты, как последствия лакунарных инфарктов и микроинсультов.

Затем следует самый частый момент в описании сосудов ГМ - цитата: «Выявлены признаки снижения кровотока /обеднения за счет снижения интенсивности МР-сигнала и сужения диаметров артерий/ периферических отделов супраинсулярных (М3) сегментов с обеих сторон... Визуализируются множественные мелкие участки аналогичных изменений возможно за счет мелких пристеночных дефектов наполнения в Р1 правой ЗМА; Р1 и Р2 левой ЗМА; М2 правой СМА (возможно, как проявление распространённого атеросклеротического процесса)...». Заметьте, только возможно, не более того!

И ещё один момент, вдогонку: каждому второму-третьему пациенту пишется в заключении что-то типа: «разомкнутый Виллизиев круг – вариант развития в виде снижения/полного отсутствия достоверной визуализации по передней соединительной артерии; обеим задним соединительным артериям» – см. снова второй скрин. Но ведь никому не приходит в голову называть это проявлениями атеросклероза, правда?


Теперь смотрим скрин №10 – где описываются как бы заведомо атеросклеротические изменения очень пожилому человеку (1922 года рождения): «визуализируются множественные мелкие дефекты наполнения – возможно (!!) как проявление распространённого атеросклеротического процесса». А попутно к этому добавляются: нерезко выраженная асимметрия позвоночных артерий, и варианты развития левой ПА, и участки локальной деформации ВСА (обусловленный экстравазальными факторами); и отсутствие достоверной визуализации по всем соединительным артериям, какие только существуют в нормальной анатомии и природе вообще. То есть надо так понимать: уж если описывать атеросклеротические изменения, то на всю катушку! Чтобы, как говорится, ни у кого даже сомнений не возникло, что человек действительно болен и не зря пришёл платить деньги за своё обследование. А теперь резонный вопрос: где же в описании упомянутые выше «очаги хронической ишемии и постишемические лакунарные кисты», как последствия лакунарных инфарктов и микроинсультов? А также постстенотическое расширение сосуда, о чём они сами же писали, как пример обязательного проявления атеросклероза? И как тогда это всё дифференцировать друг от друга – если у авторов разных методических пособий свои представления даже о картинках, по которым ставятся эти заключения?

То есть, обратите внимание: в нашей сугубой реальности все эти сужения сосудов и снижения кровотока называются чаще всего очень дипломатично: локальный стеноз, плюс таинственные экстравазальные факторы (которые всегда почему-то остаются за кадром), плюс отсутствие достоверной визуализации и т.д. При этом открытым текстом проявлениями атеросклероза их почти никогда не называют, поскольку могут быть причины, которые – цитата: «установить не возможно с помощью МРТ». Вот вам и революционный научный метод, с высокой разрешающей способностью! Такое чувство, что здесь дипломатии гораздо больше, чем собственно науки.

Единственная отрасль, где МРТ остаётся на недосягаемой высоте, это глубоко научные академические исследования, которые проводятся и в России, например: «Применение магнитно-резонансной томографии в определении стабильности атеросклеротической бляшки» («Russian electronic journal of radiology» – 2013 год).

Цитата из журнала: «Магнитно-резонансная томография проводилась на томографе Achieva (Philips, Голландия) с величиной магнитного поля 3 Тл с использованием 16-ти канальной нейроваскулярной и специальной поверхностной 8-ми канальной катушек для исследования каротидных артерий. Протокол МРТ исследования включал: Т1, Т2 и протон-взвешенные (PD) последовательности с черной кровью (black blood) в аксиальной плоскости с толщиной среза 2 мм, трех-мерную время-пролетную ангиографию с толщиной среза 1 мм.(3D TOF – 3D Time-Of-Flight), с последующей обработкой полученных изображений по программе MIP (maximum-intensity projection – проекция максимальной интенсивности) и MPR (multiplanar reconstraction – мультипланарная реконструкция)».

Однако оцените, на какой технике, и с какими техническими ухищрениями проводятся эти исследования – и вы сразу поймёте, что это отнюдь не дешёвая и далеко не каждодневная рутинная процедура! По крайней мере, в статье написано, что она была выполнена за 2010—2011 год всего лишь 35 пациентам после эндартерэктомии, то есть уже после операции, с фактически установленным диагнозом. Поэтому даже не сомневаюсь, что – цитата: «При расчете статистических показателей была выявлена высокая корреляция между данными МРТ и результатами гистологического исследования. Установлена высокая чувствительность (96%) и специфичность (87%) метода МРТ». Естественно, что при установленном диагнозе и готовом гистологическом заключении (!!) это никакой технической сложности не представляет – ни в плане чувствительности МРТ, ни даже её пресловутой специфичности. Покажите того спеца, который имел бы смелость усомниться в этом, и я первый сниму перед ним шляпу...



Продолжение следует....

А. Копёнкин, врач-маммолог-рентгенолог, заведующий рентгенслужбой Окружного военно-клинического госпиталя (г. Кострома) – филиал №3 ФГКУ «422 ВГ» Минобороны России

Мои ссылки:

https://www.doktornarabote.ru/publication/single/233492

https://mirvracha.ru/forum/latest/23340

https://vk.com/radiomedru?w=wall-8241837_1184%2Fall
Yandex
Спонсор


В начало

Быстрая навигация по форуму

Выберите форум:


Заблокировать тему Перенести тему Удалить тему